Любить телевидение. Хорошо или плохо?
Артем Абленко
vmedia.one
Очень много дискуссий разворачивается вокруг телевидения в последние несколько лет. Наталья Синдеева твердит о трансформации предпочтений зрителя. Маркетологи говорят о скорых похоронах эфиров. А кто-то полагает, что рано еще ставить свечи за упокой. Мы собрали воедино все цифры, факты и мнения, и результат оказался необычным.
В 2017 году можно смело выдвигать теории о том, что «телевизионные коробки» потихоньку покидают нашу жизнь. На смену приходят лэд-кинотеатры, таблеты, гаджеты и интерактивное телевидение. Говоря о будущем, не стоит забывать и о настоящем, ведь статистики о том, сколько человек продолжают смотреть каналы «Россия 1» и «Первый» на любимом квадратненьком LG, нет. Но давайте внимательно посмотрим на то, что у нас было и есть.

О том, что телевизионный контент постепенно уходит в гаджеты и интернет, заговорил журналист Алексей Пивоваров еще в 2011 году, после событий на Болотной площади в Москве, когда многие телевизионные СМИ не придавали особого значения происходившему и любопытствующий зритель ушел в онлайн. Разделяет точку зрения Алексея другая журналист – Наталья Синдеева, которая через год после создания телеканала «Дождь» постепенно начала переносить контент из «ящика» в таблет. На основе этих данных мы можем сказать, что де-факто российское телевидение стало более мобильным по сравнению с 2010 годом.

Но на самом деле это не совсем так.
Крупные интернет-провайдеры начали свои кампании по предоставлению телепакетов на дом в 2008 году. Это было воспринято прохладно, и зритель не так быстро осознал всю свободу выбора.
И уже после 2010 года такие пакеты, при подключении которых ТВ можно смотреть с любого устройства в любой точке страны, стали куда доступнее по цене и популярнее. В сфере медиа есть специалисты, которые видят скорый переход от стационарного телевидения к более мобильному и мягко намекают на то, что пора бы уже взглянуть на привычки под иным углом. Новшества будут всегда – и это неоспоримый факт.
Олеся Ермакова
продюсер live-show, журналист
Весь процесс потребления телевизионного контента переехал в интернет, поэтому если вы говорите о том, что не смотрите телевизор, а лишь онлайн-программы, то я могу вас с уверенностью заверить, что вы смотрите то же самое, только на другой платформе. Тем более многие компании адаптируют ваши предпочтения и выдают контент, который совпадает с желаниями. Мне неудобно смотреть Джереми Кларксона на сайте ВВС, и я иду в приложение, которое уже знает, что я люблю смотреть Кларксона в определенное время.
Вот, например, Netflix один из первых уловил фишку, что в сеть нужно выгружать сразу весь сезон – это привлекает зрителя, который остается на сервисе, между делом попадает в «сети» и уже не может отказаться от контента, который предлагает Netflix.
Специальные алгоритмы высчитывают ваши клики, количество приходов и уходов, определяет возраст, геолокацию, язык и выстраивает индивидуальную сетку с уникальным контентом только для вас. И как после этого возвращаться к стационарному ТВ?
Я тут недавно наблюдала за одним проектом, в котором продюсеры показывали мне, что во время трансляции программы можно было параллельно рассмотреть платье ведущей и закинуть точно такое же платье в корзину, после чего незамедлительно оформить покупку на адрес, который уже знает система. Это было просто потрясающе. И, конечно, за всем этим стоит огромное количество маркетологов, дизайнеров, продюсеров, журналистов, прожект-менеджеров и людей, название профессий которых еще не придумали или страшно называть. (Смеется.)
Процесс трансформации телевидения протекает так быстро, что мы не успеваем осознавать то, что происходит. Многие продукты, которые можно считать телевизионными, настолько глубоко засели в нашем быту, что мы их распознаем как новшества. Посмотреть YouTube-канал Марии из Уральска, которая готовит шоколадные оладушки из молока единорога, глянуть важные новости в ленте и по дороге на работу послушать диалог «умных» людей про текущую ситуацию в стране через подкасты. (Кстати, про них мы уже рассказывали.) Об этом упомянул и издатель «Медузы» Илья Красильщик, в очередной раз публикуя достижения сервиса:

«Современное медиа — это вообще уже непонятно, что такое. Газета? Журнал? Телевизор? Радио? Игровая приставка? Нет же. Вся эта иерархия совершенно потеряла смысл».
Несмотря на все продвижения и метаморфозы телевидения, увы, все еще ходят разговоры о том, хорошо ли это. Опять же нужно понимать критерии «хорошести» и конкретизировать вопрос. Что именно вы хотите получить от контента?Тем более, если говорить о качестве, то оно в России уже давно хорошее. Сверхвысокая четкость 4К – это не футуристические рассказы видеооператоров, а всего лишь этап развития инструмента подачи (а как мы знаем, в дальнейшем – продажи) контента посредством ТВ или диджитал. В декабре 2016 года приступили к промоушену оборудования, которое позволит снимать и воспроизводить картинку 8К. Компактные камеры и любопытные на вид экраны 8К уже существуют, а корпорация Sharp в середине февраля 2017 года презентовала 8К-дисплей с функцией 3D без очков. Идем в будущее?Однако многие деятели медиаиндустрии не спешат хоронить телевизор в привычном формате. Ведь просмотр любимой программы – это как рефлекс. Он есть, и перебороть его сложно.
Адиль Лиян
продюсер и телеведущий
Пока мебель на кухне будет направлена в сторону телевизора, он будет существовать. И я с иронией смотрю на тех ребят, которые говорят, что «мы не смотрим ящик, у нас есть телефоны…»Простите меня, но 90% контента, который вы смотрите, – это то, что создали телевизионщики. Онлайн нам дает больше свободы – и слова, и выбора. Тем более ты самостоятельно можешь найти свой контент или аудиторию, которая тебе нужна.
Хочешь программу про Америку? Заходи на стриминговые сайты – и пожалуйста: туристические, документальные, исторические, политические, журналистские расследования. Все про Америку. Такой опции в стационарном ТВ нет и не будет. И вам не приходится ждать рекламу, другие программы, чтобы наконец посмотреть то, что вы хотели. То есть я фильтрую то, что мне не нужно. Вот в интернет могут попасть как угодно и кто угодно, а на ТВ-каналах все-таки еще профессионалы, и они фильтруют для зрителя материалы.
Главный редактор, редактор, продюсер, режиссер и так далее. То есть контент выходит не сырой, и за качеством следят.
К маю 2017 года появились любопытные цифры, которые опубликовал ВЦИОМ. Телевидение – это до сих пор основной источник новостей для 52% населения РФ. Эта цифра значительно ниже, чем в 2015 году, когда проводился идентичный опрос. Тогда было 62%. Также в отчете есть и результаты мнений россиян, которые считают, что объективность подачи информации зависит только от темы.
Олеся Ермакова, продюсер live-show, журналист
Уже давно пора становиться умными пользователями и перестать быть пассивными зрителями. Так можно тронуться умом. Посмотрите, сколько опций можно найти и использовать только при одном нажатии. Я верю в то, что мы уже находимся очень близко к глобальной трансформации потребления контента. Нам удобно читать, слушать, смотреть новости – мы кликаем туда. Нам хочется посмотреть конкретный фильм конкретной студии, мы ведь не идем на студию просить у них фильм? Мы ищем конечный продукт. Это то же самое, как если нам нравится последний трек Мадонны, но мы не покупаем или не слушаем все песни и композиции ее лейбла. Так же произойдет и с контентом любого формата, будь то новости, сериал или обучающий ролик по готовке греческого салата.
Совершенно не важно, какой контент вы потребляете и из каких источников. Важно лишь то, что отказ от перехода на новый уровень использования привычных вещей приводит к деградации и смерти предпосылок к критическому мышлению. А мы ведь с вами живем в прогрессивной стране. Здесь не место архаизму и консерваторским взглядам. Об этом вам скоро по телевизору расскажут.
Made on
Tilda